Архивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для публикации сообщений.

Red8

Ржунимагу)

Рекомендованные сообщения

Кто нить ещё помнит танки?Если кто забыл-нагибаторы вселенной WOT,во всей красе.

 

 

С кем воевать приходиться. :huh:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Кто нить ещё помнит танки?Если кто забыл-нагибаторы вселенной WOT,во всей красе.

 

 

С кем воевать приходиться. :huh:

Да, факт.

 

Случайно я куда то влез и попал в чат, в котором половина младшеклассников, судя по голосам. Так и не поматеришься в чате...

 

Взрослые сквады там есть?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Где бы раздобыть чешские свечи, каналья!

post-389070-038220600 1316713447_thumb.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да ну на фиг, осечка же была, что там могло капсюль подорвать, если боек уже ударил? И каким надо быть бараном, чтобы после осечки искать причину через ствол? Это фэйк походу :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Да ну на фиг, осечка же была, что там могло капсюль подорвать, если боек уже ударил? И каким надо быть бараном, чтобы после осечки искать причину через ствол? Это фэйк походу :)

Да, порожняк походу. 1) Ожог лица и глаз от выхода раскаленных пороховых газов и частиц сгоревшего пороха, он бы визжал как свинья и валялся, а он через минуту в норме. 2) Осечка или задержка при стрельбе могла быть от перекоса или утыкания патрона в патроннике, теоретически. Осмотр оружия со ствола при снаряженном и приведеном к бою оружии - верный путь на кладбище. Что патрон остался боеспособным - это как раз легко. У меня один раз СВД так заклинило, причем, еще и фланец гильзы оборвало, т.е. капсюль цел, патрон загнан в патронник, из-за перекоса боек по капсулю не попадает, а выбрасыватель не цепляет гильзу - куска фланца нет - и выкинуть затвором никак. Выковыривал минут 5. :)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Россия, НaчШтaба округа вoзвpащаeтся со cборов и вызывает старую опытную машинистку:

 

- Вeрa Иванoвна, надо срочно подготовить Приказ командующего округом "О состоянии воинcкoй дисциплины". Вы готовы?

- Гoтова.

- Ну и отлично. Тогда начинаем..

(ходит по кабинету и диктует)

 

- @@ BАШУ MАТЬ!!!!

М: (мaшиниcтка печатает)

"Товарищи офицеры!"

 

- НИКТО НИ @@@ НЕ ДЕЛАЕТ !

М: "В войсках упала воинская дисциплина"

 

- ФСЕ ЛЕЖАТ И ДРОЧАТ !!

М: "Командиры устранились от выполнения служебных обязанностей.."

 

- МЕДНОГОЛОВЫЕ О@@@@@Ы, @@@, ПОЛЗАЮТ КАК БЕРЕМЕННЫЕ МАНДАВОШКИ, ВОДКУ

ПЬЯНСТВУЮТ, БЕСПОРЯДКИ НАРУШАЮТ, @@@@ ВСЁ, ШТО ШЕВЕЛИТСЯ !

М: "Воспитанием никто не занимается, строевая выучка ослабла, участились

случаи пьяных дебошей и бесчинств по отношению к местному населению...

 

- @@@@@ ФСЕХ!!!

М: "Приказываю!"

 

- ЭТОМУ НОВОМУ ПРЕЗЕРВАТИВУ, ЧТА ВОЗОМНИЛ СИБЯ ДИРИЖАБЛЕМ, КЛИЗМУ С ПАТЕФОННЫМИ

ИГОЛКАМИ, А НЕ ЛАМПАСЫ!

М: "Командира дивизии полковника Иванова предупредить о неполном служебном

соответствии..."

 

- ОСТАЛЬНОЕ СТАДО ПУСТЬ @@@@@@ САМ!

М: "Остальных виновных комдиву наказать своей властью"

 

- П@@@@Ц!!

М: "Командующий округом генерал-полковник Петров"

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Русская семья в представлении американской

— Дорогая, я дома!

— Почему так поздно?

— По дороге медведь ногу вывихнул — пришлось водкой отпаивать.

— Садитесь все! Давайте выпьем водки.

— Мам, я пойду поиграю с медведем.

— Хорошо, только сначала выпей водки.

— А где наш дедушка?

— Он вторую неделю стоит в очереди за талонами на талоны.

— Хорошо, что он перед этим выпил водки. И ты без дела не сиди — иди тоже выпей водки.

— Ладно, иди, погуляй, сынок, и не забудь написать вечером отчёт в КГБ! А по пути домой не забудь купить водки — она заканчивается.

— Дорогая, что-то жарко. Выключи, пожалуйста, атомный реактор.

— Сейчас водку допью и выключу, а ты пока сыграй на балалайке.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Скопировано с сухого,автор =UAi=Shkrab

 

КАК Я ВЫЛЕТАЛ САМОСТОЯТЕЛЬНО НА Л-29

 

1977 год. Незабвенное Харьковское ВВАУЛ. 1 курс. Мне 18 лет. Полон благих надежд и романтики! Сдали все экзамены и зачёты на допуск к полётам. Кстати, допускали раньше к полётам с оценкой не ниже «хорошо», не то, что сейчас! Рвёмся в бой – лЯтать! Вроде всему научили! Заодно на первом курсе научили и курить (до 18 лет не курил, даже тошнило, когда батя рядом дымил), и выпивать, и баб тра-та-та. (Что мне понравилось более всего из того, что было названо перед этим! Я и сейчас ЭТО люблю!). В общем, такой нормальный облик современного курсанта-первокурсника, времён развитого социализма 70х годов.

Выдали нам всю лётную амуницию (куртки, правда, лётные старые дали – ну и правильно: многих списали – чуть ли не половину курсантов).

Посадили на поезд. Едем.

Март месяц, везде ещё лежит снег. Пункт назначения – село Пальмира в Черкасской области. Забытый богом край! Рядом никакой цивилизации. Кушари, одним словом!

Зато название какое – ПАЛЬМИРА!

Ехали на поезде до ж/д станции Гребёнка.

Пока сидели на станции в ожидании транспорта за нами, все назюзюкались местным разливным пивком – редкая гадость! Как потом оказалось, вода у них сильно мягкая – щелочная. Руки даже никак не отмоешь от мыла.

Прибыли «Уралы». Загрузились. Едем на филд Пальмира.

Когда приехали на место, ахнули! Единственное каменное здание – столовая. (Особая радость – мы ж теперь на лётной пайке! Не то, что в училище жрать жаренную ржавую селёдку с синим жидким картофельным пюре и стаканом компота.) Второе здание из досок – учебный корпус (методические классы, там же штаб и комнаты для житья-бытья инструкторского состава). И УСЁ! Больше никаких строений, даже землянок нет! На улице – морозец, снежок лежит. Действительно – приехали! И где же нам обитать между учёбой и полётами? Куда своё бренное, уставшее после лётного дня молодое натренированное и любимое тело швырнуть на отдых?

Все в шоке. Смотрим на нашего комбата.

Кстати, маленькое отступление! Вспомнил про комбата! Полковник Грачёв Ким Прокофьевич. Душа человек. Заботился о нас – как о родных детках!

Стоим как-то на построении в училище, комбат читает нам очередную лекцию.

— Вот был у меня брат родной. Тоже зимой бегали с ним без шапок. Брата уже нет, так как он заработал менингит. А от менингита или умираешь или остаёшься дураком на всю жизнь!

Весь курс лёг на плац от смеха. Между прочим, жив батяня-комбат до сих пор, восьмой десяток уже! Видел его в прошлом году в Харькове, работает охранником на стоянке возле Дворца Спорта.

…Ну, ладно! Смотрим, значит, мы на него, ждём его мудрое командирское решение! Сейчас Грачёв махнёт рукой, скажет своё начальственное волшебное слово и всё тут же появится! Он его, мудрое командирское волшебное слово и сказал:

— Копайте себе землянки, мать вашу! Чего стоите!

Мы опять в шоке: просвещённый ХХ век! Ну как лётное училище после войны!

Расчертил он нам «жилой городок», как Пётр Первый разметил будущий Санкт-Петербург. И начали мы строить, то бишь копать!

Выкопали квадратные ямы на каждые четыре курсантских фейса по одной, метра два в глубину. (Всё! Бомбардировка нам не страшна!) Обложили по периметру кирпичом (кому досталось). А так – в основном, какими-то старыми щитами. Сверху поставили палатки (чтобы дождём не заливало). И назвали их для красоты «землянками». Романтика!

Спали, конечно, одетые: лётная демисезонная куртка, сверху – одеяло пэша, родная курсантская шинель, на голову – шлемофон с очками (чтобы она, родимая, не мёрзла) и обязательно кислородную маску цепляешь. (Шланг гофрированный можно под одеяло и дышать тёплым воздухом, может, ещё чем для разнообразия!) Некоторые чудили – даже ППК одевали! Фильмы ужасов сейчас показывают – это детский сад! Короче, при таком сне курсанты готовы по первой команде сразу в бой, то есть в полёт, когда научат.

 

 

 

Начали летать. Летали тогда много. Шесть смен в неделю, даже субботу иногда прихватывали. Понятно – плановая экономика! Наверху боролись за выполнение очередного пятилетнего плана по нашему налёту. У каждого после первого курса был налёт где-то по 50-60 часов. А после четвёртого – около 200 часов! Вот так вот, господа капиталисты! А сейчас вы такой налёт можете курсантам обеспечить?

Запомнился третий полёт! Инструктор мой ст. лейтенант Славин Н. приболел и со мной полетел кэзэ капитан Круппенчиков. По заданию у нас – ознакомительный полёт в зону: неглубокие виражики, змеечки там, короче, чепуха всякая. Кэзэ сидел-сидел, молчал-молчал, затем, видно, решил взбодриться после похмелья. (Пил, хад, по-чёрному, за что потом и выгнали из армии!)

— Эй, хватит фигнёй заниматься! Давай комплексы крути!

Я в прострации! Обороты на максимал, гребу до 4000 м. Думаю: а что это такое, «комплексы»? Тут лихорадочно пытаюсь вспомнить аэродинамику Раевского: ага! переворот – петля – полупетля. Морщу лоб под шлемофоном, чтобы припомнить, как это делается и главное – параметры... Но вспомнить ничего не могу! Всё забыл, что когда-то читал и писал! Переворот с горем пополам и жёсткими матами от кэзэ по СПУ кое-как сделал. А дальше же петля! Пипец! Потянул резко, глазоньки мои... и за-а-акрылись (от перегрузки около 6 g!) В общем, блек словил! Слышу только:

— Тяни, @@@@, тяни-тяни-тяни, @@@@@! Тяни!..

Уфф!.. Открылись очи лишь в верхней точке! Потом камнем вниз! А дальше же – полупетля! Как её делать – а хрен её знает! Никто мне ничего не показывал! И, как назло, всё теоретическое из башки вылетело!

Тяну на полупетлю! Опять глазки закрылись! Помню только, что когда-то надо делать полубочку вверху! А... когда – не помню! Зараза! Говорил препод: учите аэродинамику! Не послушались, неслухи!

Короче, я ему крутанул полубочку с закрытыми глазами где-то градусов за 40 до горизонта и с отрицательной перегрузкой! Это был полный пипец! Нам обоим! Во-первых, хорошо ударился башкой о фонарь! (Учили же: крепче привязывайся! Опять всё мимо ушей, @@@@!) Во-вторых, повисли оба на ремнях, весь мусор и пыль с пола – перед фейсом...

В общем, взбодрил я тогда кэзэ хорошо! И он моментом протрезвел! Когда же он пришёл в себя от моего чкаловского пилотажа, он стал меня взбадривать: до самой посадки все 15 минут по СПУ я запоминал (себе на будущее) весь русский матерный запас слов на всю оставшуюся жизнь. Такое доходчивое народное методическое обучение из задней кабины любимого кэзэ!

После посадки капитан спрашивает:

— А чё, тебе ни разу Славин не показывал ни петлю, ни полупетлю?

— Да нет, — говорю. — У меня ж третий полёт тока!

— Ааа! Всё равно – @@@@@@@! Иди, копай яму! Вечером доложишь!

Ну и ещё пару ласковых слов в напутствие!

Шо у них за методика была в Кручанском полку: если виноват – копать яму два на два и на три в глубину? В конце наших полётов всё поле за лагерем в ямах было – как после бомбёжки какой-то! Во, археологи потом будут гадать: шо здесь було и зачем столько ям?

Я, кстати, когда уже был кэзэ и одновременно секретарём парторганизации аэ никогда не унижал курсантов чем-либо! Хотя курсачи у других командиров плакали после грубой ошибки в полёте, знали, что наказание будет суровым. Один неслух у меня вёл протоколы собраний парторганизации, другой – конспектировал партсъезды и классиков марксизма-ленинизма для меня! (Не зря, кстати! Потом он стал замполитом!) Третий был личным механиком и мойщиком моей новой ВАЗ-2105. Ну и т.д.

Но вернёмся в моё курсантское прошлое!

 

 

 

...Июнь 1977 г. Мой первый самостоятельный вылет. Перед этим отлетал пять добавочных контрольных кругов с инструктором. («Для отработки выравнивания!» — как сказал комэск Улько.) Сдал все зачеты перед самостоятельным: инженеру, комэске, начальнику ПДС и штурману.

Самое тяжкое было сдать зачёт штурману аэ майору Сологуб по району полётов и прочую штурманскую муть! Четыре подхода уже было. А зачёт никак не получу!

— На тебе чистый лист и рисуй кроки аэродрома и все ориентиры в радиусе 100 кэмэ со всеми городами, сёлами, речками и дорогами!

Тут вылетать пора, а всё ходишь к нему, ходишь, рисуешь и рисуешь! Да всё никак не нарисуешь так, как его штурманской душеньке будет угодно! Никого, хад, с первого раза не пропускал! Все курсанты боялись с ним летать: вдруг спросит в полёте название какой-нибудь богом прип*зденной деревеньки, а ты не успеешь её на карте подсмотреть!

А спрашивал он так! Летишь с ним, бывало, он ра-а-аз – резко так крен вправо или влево:

— Что за деревня?

Пять секунд молчишь – всё! Яма тебе обеспечена на вечер! Даже ночью копали! @@@@!

...Так! Попытка номер пять (как поётся в песне) оказалась удачной! Сдал ему район полётов!

Полетел на проверку (слава богу!) с зам. командира аэ Шимко. По мне – так слетал нормально с ним! Он, конечно, после полёта меня вздрючил: там плохо, тут не хорошо.

Потом махнул рукой:

— Пшёл вон! Лети! Жить, сучок, захочешь – сядешь!

Ну, нормальное такое, обычное, ласковое инструкторское напутствие перед первым самостоятельным полётом! Но, хад, как в корень смотрел этим своим «жить захочешь – сядёшь!» Но об этом чуть ниже.

Я ж довольный – рот до ушей – помчался в класс предполетной подготовки выкладывать ВЫЛЕТНЫЕ сигареты в виде позывного «31». Ну и ещё пару пачек на стол – пусть курят, радуются, черти, за меня! Приготовил и инструктору блок «КАЗАХСТАНСКИЕ» и проверяющему «ЯВА», фабрики «Дукат». Спасибо маме, что прислала (где она их в Усть-Каменогорске тогда достала – вот загадка для детей!)

Всё! Подготовили мне самолёт, заправили его под заглушку. Завязали в задней кабине ремни. Я запустил движок.

Вырулил.

Взлетел. САМ!

По большому кругу дали 1200.

Лечу и ору в кабине – аж голос сорвал! Пою песни!

Я САМОСТОЯТЕЛЬНО УПРАВЛЯЮ РЕАКТИВНЫМ САМОЛЁТОМ!

Оглядываюсь на заднюю кабину – аж не верится, что там никого нет и никто меня матом оттуда крыть сейчас не будет! Зажал СПУ (проверил сначала несколько раз, обернувшись: не снится ли?) и матерю всеми словами, какие уже выучил по их, кручанской методике, всех своих командиров и начальников за все обиды от них, выкопанные ямы и невзгоды! @@@ вам всем! Я вылетел самостоятельно!

Минут десять, наверное, орал и пел. Ну и...

Дурик! За своим ором не услышал, что старт они там, на земле поменяли на противоположный, пока я песни свои орал и матами их всех обкладывал! Хотя, в принципе, нельзя было при самостоятельных полетах курсантов, пока они в воздухе, менять старт! Что АРК дернулось и переключилось на ДПРС с обратным стартом, что круг поменяли с правого на левый – ни черта не заметил и не услышал! Эйфория все глаза и весь слух забила от полёта, что, значит, сам лечу!

На земле меня тоже забыли переспросить: понял ли я, что старт поменяли! Не подсказали ни РП, ни ПРП, ни РСП, ни ОБУ с КП. И лечу я теперь всем против шерсти, а никто не видит! И я этого не замечаю! В общем, как всегда – бардак в авиации! У них там, на земле, подул сильно попутный на посадке, они и поменяли быстренько старт, и летайте, кто как хочет! Разбирайтесь сами!

Отмотал я проходы по большому кругу против старта ни кем не замеченный. Теперь надо снижаться и входить в малый круг. Вышел, как положено, на ДПРС. (А она-то, станция уже другая, и потому теперь в другом месте работает! И я ужо после прохода дальнего не приближаюсь к дрому, а наоборот, удаляюсь от него). Тоном заправского лётчика запросил снижение в малый. Тут ещё, как назло, кучёвку натянуло с Кременчугского водохранилища, 6-8 баллов с нижним краем метров 600-400. Дали мне вход в круг. Снизился до 500, доложил:

— 31й, на первом!

— Выполняй, 31й!

А меня никто визуально не видит! и я!.. ничего!!. не пойму!!! – где я лечу, куда лечу? Вроде ж, всё правильно сделал, как учили: снизился после ДПРС, потом правый круг… А все сёла и дороги подо мной сплошь незнакомые. 15 минут прошло – нет аэродрома! Вот нет его и всё тут! Встал в вираж – ни одного ориентира знакомого не вижу! Слышу – после меня уже человек пять запросились в малый круг и сели уже давно. А меня никак не хватятся! Понял: что-то не то случилось. Дошло: местность под собой не опознаю, куда лететь не знаю, где дром – не имею понятия! Короче: БЛУ-ДА-НУЛ! Пипец котёнку! А топливо? Топливо есть! Это радует!

Прошло ещё пяток минут! Выходил на привод ещё пару раз, молча, снижался – всё равно ничего знакомого под собой не вижу! Молчу! НЕ СТРАШНО, а СТЫДНО! Стыдно сказать в эфир, что над аэродромом потерял ориентировку! Отриммировал я самолёт свой, бросил ручку и РУД, будто на автопилоте лечу. Какой, к чёрту, автопилот на Л-29?! Достал карту, изучаю, сверяю с местностью.

Ни хрена не выходит! Вдруг услышал шум: Л-29 когда разгоняется до 500 км в час, то начинает сильно гудеть, шуметь воздух за кабиной! Эта моя внимательность меня и спасла! Бросил карту! О, боже! Аж деревья рядышком видно! Хватанул ручку на себя! Потемнело в глазах! (Это потом привык, и при 8g не закрывались глазёнки-то, когда летал на спортивный пилотаж!) Выскочил аж на 3000!

Лечу, всё боюсь сказать в эфир! Думаю не о жизни своей, что разобьюсь, а... Ну, доложу! Ну, заведут меня! Ну, сяду! И всё! Спишут к чёртовой матери! Всё! Доорался, допелся @@@@@@@@! Отлетался, блин! ПОЗОР!

И тут боги меня услышали... О, господи! Самолёт чей-то увидел! Летит куда-то хад! Родненький ты мой, выручай, сволочь! Я, жмурик-жмуриком, по газам и за ним вниз! (Как сообразил – до сих пор удивляюсь! Опыта-то никакого!) Захожу снизу к нему, метров на шесть, пристраиваюсь... Всё! Лятим парой! Молю бога: тока не в зону бы на пилотаж он, мой спаситель, шёл, а домой! Держусь рядом снизу – чтобы он не увидел меня, значит. И лётный бог услышал, наверное, мои призывы! Он, тайный ведущий мой, запросил снижение! Вошли в круг. Он выпускает шасси, и я выпускаю. Он выполняет третий разворот, и я выполняю третий. Вместе выполнили и четвёртый разворот, вышли на посадочный... Меня он не видит! А я глаз от него не отрываю, боюсь потерять! Закрылки – в посадочное положение... А вот и полоса грунтовая наша, родная передо мной! Я ж тебя, дром ты мой любимый, уже полчаса, как ищу! Где ж ты, хад, скрывался!..

Мой невольный ведущий тоже мостится на посадку, меня не видит.

Думаю: ну а теперь ты мне и не нужен уже, братуха!

Но планируем парой. Только бы меня не угнали на второй круг! А то вдруг опять дром не найду!

Доложил:

— 31й, к посадке готов, САМ!

Гыы-гыы! Меня побоялись угонять на второй круг! А братуху моего угнали передо мной! Класс!

Сел нормально! (С перепугу, наверно!)

Заруливаю – ничего не пойму! Взлетал с одним посадочным, а сел с противоположным. И аэродром, вроде, наш!.. И тут только до меня и дошло – старт они без меня поменяли! А я этого в воздухе и не ухватил! Вот потому-то я и аэродром не мог сыскать – не было его в той стороне и не могло быть! Мать вашу!

Зарулил. Выключил движок.

Вместо 25 минут полёт получился на 55!

Сижу в курилке, курю сигарету за сигаретой... Руки трясутся – начало доходить до мозгов, что могло случиться, когда Элка неслась к земле, пока я карту изучал и пытался в ситуацию врубиться! И никто ведь так бы ничего не понял, почему курсант врезался в землю и оказался чёрти-где от аэродрома! И ещё! Хорошо, что в первый мой самостоятельный полёт Л-29 заправили керосином полностью! Топлива хватило на все мои розыскные мероприятия!

Доложил инструктору, честно рассказал, как всё было...

Он мне:

— Пошёл вон, не @@@@@!

Только через недёлю, когда нам доводили информацию по подобному случаю, который где-то случился с другим курсантом, до него дошло, что именно я ему рассказал и что это мне, курсанту придумывать не нужно было! Он с кем-то поделился, и пошло всё в обратную сторону!

Подняли все плёнки объективного контроля. Прослушали запись радиообмена. Отыскали всех виновников. Все получили своё: и ОБУ, и РСП, и РП с ПРП, ну и вообще все, кто к этому были причастные и непричастные! Все задним числом отхватили ха-а-ароших п*здюлей! Как там у Пушкина? «Разберись, кто прав, кто виноват, да обоих и накажи!»

Я отделался не так больно! Всё же вылетел САМ! Сам справился! ГЯРОЙ! Яму только закопал, что перед этим выкапывал. Ну, это ж не копать! Закапывать легче! Но всё равно ГЕРОЙ!

Вот так мы и лЯтали!

 

и ещё

 

ТРИ МЕСЯЦА – «ЦЕЛУЮ 100 ИЛИ 200»

(«История одного перелёта» или «Как я подорвал своё здоровье»)

 

Чугуев… Декабрь 1983 года. Я – лётчик-инструктор, старший лейтенант. Только пришёл приказ о присвоении мне 2 класса. Готовимся к встрече Нового года. И тут, как снег на голову, приказ: перегнать пару Миг-21см в Грузию на аэродром Вазиани! Ведомым должен был полететь старший лётчик Тришкин, а ведущим – наш кэзэ Демецкий Виктор Иванович. Не знаю, почему, но «Дёма» принял решение: надо молодёжь учить! Выбор из всей «молодёжи, которую надо учить», как водится, пал на меня!

 

Сидим в классе, клеим карты, прокладываем и считаем маршрут. Словом, готовимся.

И тут... о, ужас! Хоссссподи, вылет назначают на 2 ЯНВАРЯ!

На Новый год старался, как мог, меньше пить, хотя было очень трудно удержаться. Ну, я и не удержался!

Приехали 2 января на КДП. Мысли только об одном – похмелиться! Думаем: ну, какой дурак нас заставит в такой день лететь!

Тут приезжает командир полка полковник Радченко И.Н. Как он не унюхал – не знаю! Видно, сам хорошо праздновал Новый год!

Кэзэ он ничего не сказал, а меня вздрючил – кулаком перед фейсом помахал. А кулаки у него – как у Валуева, знаете такого боксёра, не меньше! Сказал:

— Если потеряешься в полёте, после посадки убью! Или посажу на РСП! А сейчас садись, — говорит, — высчитывай на НПЛ все поправки для полёта на 10.000 м с учётом ветра. И вообще, какого @@@ ты шляешься по харьковским кабакам с чугуевскими девушками лёгкого поведения!?

Я на него свои шары вылупил! Откуда я знал, что он всех девушек «лёгкого» и «не очень лёгкого» поведения знает, и что надо было спрашивать у него разрешения – кого, куда мне вести и кого, в какое место трахать!?

— Ладно, — говорит. — Вернёшься с перелёта, поговорим об этом ещё! Я тебе, @@@@@, дам, кабаки!

В общем, нормальное такое командирское напутствие перед первым лейтенантским дальним перелётом!

Настроение, сами понимаете, тут же упало до нуля. Хотя я до последней минуты не верил, что взлетим в это чёртово 2 января! Да ещё баки подцепили каждому по 800 л. А в лючок от снарядов к ГШ-23 КАЖДОМУ по канистре спирта запихали. Чтобы, значит, веселее нам летелось!

Отступлюсь. Вспомнил ГШ-23. Жаль снарядов (когда начали летать на полигон по наземным целям)заряжали всего то около 200. Но стрельбы хватало где то только на 3 сек. Скорострельность 3000-3400в\минуту. Вот это моща –до сих пор помню успевал на полигоне нажать на стрельбу два раза-два захода.При стрельбе самолёт очень сильно тормозился —такая вот сильная отдача.Повисал на лямках-буквально..И видно было как мишень (старенький автобус ЛАЗ ) разрезается пополам как автогеном. До сих пор перед глазами стоит картина.Люблю эту пушку-даже иногда в онлайне(когда хочется по-колбаситься) беру ник-ГШ23.Вернёмся к перелёту.

 

И тут дают «добро» на вылет! Мама моя родная!

Взлетели. Пробили облачность на форсаже, разворот на петле в сторону Чугуева.

Смотрю – мой кэзэ заваливается и вниз уходит. Как потом оказалось, у него АГД отказал! А я держу своё место! Ну, как учили! Сосу крыло. Раз ведущий заваливает и идёт вниз, значит, так надо! Да и командир обещал расстрелять, если ведущего потеряю!

Смотрю боковым зрением – стрелки все дернулись! Ни хрена себе! О, боже мой, звук проткнули на 5000, прямо над Чугуевом! (Наши, как потом рассказали, грохот слышали, но не поняли ничего с бодуна-то!) «Дёма» молчит, я тоже! «Сосу» крыло! Наконец, вывели из пике, уменьшили скорость, развернулись и пошли на юг.

Тут вопль подняла ПВО: нет отметок «я – свой»! А летим ведь к границе с Турцией и всей НАТО, всё ж таки враги всего передового человечества! Оказывается, у обоих не работает СРО! Могли и сбить пэвэошники, они ведь там тоже трезвостью под Новый год не отличались!

Короче, развернули нас назад, посадили.

Радисты поковырялись, сказали: сделали. Летите, мать вашу!

Но вылет нам в этот день забили! Хватит, говорят, на сегодня!

Через два дня опять взлёт. На этот раз отошли уже далеко, километров 200. Опять нет отметок на экране, что свои! Опять вернули. И так ещё два раза!

Поменяли уже полностью блоки СРО. Всё равно в полёте не пашут! А по маршруту запланирована была только одна посадка – на аэродроме Кущевская (Краснодарское училище). Ну, не знаю, как наш Иван Радченко договорился с пэвэошниками из Ростова, но, в конечном итоге, нас приняли без меток опознавания.

Сели. Братание. Восхищение. Знакомства.

Погоды нет – сидим в общаге, пьём загруженный нам спирт. Потом кэзэ встретил земляка из Одессы, инженера полка. Короче, пропадали у него в кабинете днями и ночами. Пошло за знакомство всё – их чешское пиво и наш спирт. Сердце у меня начало уже тогда чего-то не так стучать от этой дьявольской смеси. Но отлынивать не стал.

Чем запомнилась Кущевская? Курсанты – негры с Кубы и арабы, в основном из Сирии и Ливии. Такие чистенькие, красивенькие комбезы у них. Мы на их фоне выглядели в своих тёмно-синих комбезах, как жмурики из Сибири. И какие-то вечно пьяные.

Выпало тогда в ту зиму много снега. Земля – не думал, что может быть такая кубанская земля – чёрная, жирная. А казачки кубанские... О-о-о!.. Огонь в постели! (Спирт уже не лез никуда! И, понятно, оттягивался по ночам с женским полом!)

Прошёл месяц, как улетели из родного дома. Самолёты наши полностью замело снегом. Конусы воздухозаборников, правда, были замотаны тряпками, а не заглушками. Потом наши ястребки местные техники откопали.

Два раза мы взлетали. И опять СРО не работает! Что там было – не знаю! Но нет меток «я – свой», хоть тресни! Кавказская ПВО, правда, сразу нас сажала, не давала далеко уйти.

Вызвали радистов из Чугуева. Те на поезде привезли новые блоки СРО и опять заменили. Но снова – на земле работает, в воздухе – ноль! Чертовщина какая-то!

Вот уже восьмой взлёт предстоит, а улететь никак не можем.

Тут прибегает кэзэ кричит:

— Через полчаса взлёт! Как хочешь, но что бы самолёты почистил от снега!

Скоммуниздил я на КДП какой-то совок и веник, помчался к самолётам. Машу вениками, копаю совком! Ужас! Сам полностью в снегу, а вокруг пусто, ни одного помощника! Наша технота уже укатила домой!

Кто помнит, раньше у всех офицёров были, как правило, железные расчёски. Смотрю – вся плоскость крыла во льду! Вспомнил аэродинамику, преподавателя Раевского: туру-буру-ламинарные срывные потоки, аварии, катастрофы! Все руки в крови – кромсаю этой расчёской, скоблю лёд с крыла. На своём самолёте, конечно, тщательней! Ясное дело – своя рубашка ближе к телу! Самолёт Виктора Иваныча – да хрен с ним! У него своя расчёска есть!

Прибегает «Дёма», кричит:

— 20 минут осталось нам до взлёта! Потом окно закроют. А... а ты почему не прошёл медконтроль?!!

А чё толку его проходить, если постоянно спиртяшку пить и у меня давление 150 на 100, вместо 115 на 80! Ему хорошо: он с любым давлением проходит! Хитрый, чёрт! Сделал себе заранее на ВЛК в Харькове справочку, где написано: «Диагноз – дистония»! Даже как-то заламинировал справку, паразит!

Побежал я к дохтуру. Тот посмотрел на меня:

— Ну вас в баню! Летите! Всем здесь уже надоели! Наверное, половину полка уже своим спиртом споили!

И, правда, обе канистры уже были пустые!

Взлетели. Дали нам эти балбесы перелётные с Контроля, как «Боингам» – эшелон выше 13000! А мы же с баками по 800 л. под брюхом, еле ползём вверх! И опять отказ СРО! Не видят меток «я – свой», хоть стреляй в нас!

И вот оно, Чёрное море уже видно. Но команда:

— Вам – разворот на 180 и назад в Кущевскую!

Смотрю: чего-то мой Миг качается! О, боже – скорость 350! (А эволютивная для тех высот – где то 400!) Хорошо кэзэ догадался – включили форсаж, пронесло!

Сели.

Снова сидим, ждём. Я хотел сказать: сидим, пьём! Правда, я уже меньше. В общем, всё по-старому. Кэзэ со своим земляком-инженером опять в кабинете спирт потребляют. Ихний теперь уже! Я днём топчу жирную кубанскую землю по ст. Кущёвская, ночью – по гостям у казачек, понятно зачем. Это всё ж таки приятнее, чем за воротник закладывать!

А денег-то уже нет! Как без денег по бабам-то?

Начали писать телеграммы своим жёнам кратко, только четыре слова:

«ЦЕЛУЮ 100 или 200».

Я спрашиваю у Виктора Ивановича:

— А поймут ли?

— Поймут, — говорит кэзэ. — Моя научилась понимать и твоя научится со временем! А не поймёт первый раз – у моей спросит!

На другой день оба получаем денежные переводы по телеграфу. По 200 рэ. Жить можно!

Прошло ещё два месяца. Денежки все закончились опять.

И снова шлём весточки домой: «ЦЕЛУЮ 100 или 200»...

Тут нами, наконец, заинтересовалась Москва: а где там эта пара Чудаков из Чугуева, которым так понравилось в Кущёвской, что они никак не желают никуда от вас улетать?

Звонят местному полкачу:

— Как хотите! Но! Чтобы! Эта пара! Как их там?.. Да! Демецкий и Крюков! Что из Чугуева! От вас! Улетела! Куда-нибудь!.. Не знаю! Хоть куда! Но ближе к Грузии! Не хрен им в ваших кабаках сидеть!

— Да их ПВО возвращает!

— Мы дадим команду ПВО! Их пропустят! Всё! Выполнять!

Нашли нам аэродром поближе к Вазиани – Михо-Цхакая. Настроили быстро АРК по их частотам со сборников перелётных.

Взлёт. Летим парой. СРО не пашет! Но пэвэошники молчат, будто и нет их на белом свете! (Москва же приказала!) Развернули нас над морем и послали на... Нет! На Грузию! Летим, видимость – миллион на миллион: за 100 км видно бетонку в Михо-Цхакая!

Запросили посадку с ходу – разрешили. Распустились парой на отставании.

Иду после дальнего. Ничего не пойму – снижаюсь, обороты на максимале, а скорость падает! Так и сел почти на максимале! Фонарь мне два техника открывали! Вдвоём! Я опять ничего не пойму! Оказывается, встречный ветер и очень сильный! Миха-Цхакая находится в ущелье, и ветрище там – как в аэродинамической трубе! И постоянно дует сильный ветер! Идти по аэродрому было невозможно! Хорошо, хоть на глиссаде встречный дул, а не боковой!

И опять сидим! Неделю, две недели! А осталось лететь – где-то километров 100-150 (уже не помню точно!) Рядом почти в Вазиани стоит жёсткий минимум, а в Михо-Цхакае – ПМУ! А что вы хотите – Кавказ, горы, ветер!

Что запомнилось в Михо-Цхакае? Солянка! Никогда больше такую вкусную не ел! И комары! Зима! А летают! В свитерах там эти комары, что ли? По размерам в два раза больше наших и в два раза больше нашей крови сосут, @@@@! Ходили мы оба и так опухшие (от спирта)! А мне тут ещё все губы покусали (комары, конечно, а не бабы)! И это в начале марта! Как вареники были мои губы!

В общем, и смех, и грех!

Кино в их клубе очень понравилось! Все фильмы на грузинском языке! Особенно одна фраза шикарно выглядела из военного фильма!

Заходит Гитлер в свою фашистскую ставку и говорит своим фашистским генералам:

— Гамарджопа, геноцвали!

Что в переводе должно было означать: «Здравствуйте, партайгеноссе!»

Ржали целый день! Остальное – всё по-старому: знакомые, братание, ну и конечно, попойки. Полк Миг-23 там стоял. Я так понял тогда: у Виктора Ивановича в любом полку Советского Союза были или его курсанты, или друзья. В крайнем случае, просто знакомые по Одесскому Привозу! Вскоре кэзэ как БОЛЬШОГО человека каждый день начали приглашать к телефонному аппарату – разговаривать с Москвой. Оказывается, мы теперь летим под личным контролем замглавкома ВВС! Почти как литерные борты! Но в Вазиани погоды нет – жёсткий минимум там. А у нас только АРК, никаких РСБН нет.

Третий месяц пошёл. Снова почту напрягаем: «ЦЕЛУЮ 100 ИЛИ 200».

Наконец, из Москвы поднажали, погоду на аэродроме посадки «улучшили» и нам дали разрешение на перелёт.

Идём – сплошная облачность. До НАТО (с их Турцией) – 30 км. А мы снова без СРО, без меток «я – свой». Короче, летим в облаках, как коварные враги! Пэвэошники местные в шоке, но молчат – из Москвы им волосатая рука рот зажимает!

Снизили. Роспуск. Заход на посадку – двумя на 180. А высоту дают 4000!

«Во, балбесы! Мы шо бамбёры» — думаю.

Лечу на четырёх тыщах, балдею! Красотища! Кавказский хребет, горы!

Засмотрелся чуток, ну и… снизился! Ка-а-ак мелькнули скалы по бокам, тут же РУД – от себя, обороты на максимал, ручку управления – на себя, за секунду взлетел до 5000! Просто не привык такую высоту держать при полёте по кругу! У нас обычно высота захода на посадку и двумя разворотами на 180 – 600 м.

Первым заводят кэзэ. Слышу, ему командуют:

— Правее 100!

— Правее 200!!

— Правее 300!!!

Всё! Угнали на второй круг!

«Ну, — думаю, — если кэзэ не зашёл сразу с его опытом и 1м классом, то мне с моим инструкторским 2м вообще хана!»

А ЖИТЬ-ТО ХОЧЕТСЯ! И главное, опозориться страшно!

Иду по глиссаде в плотной облачности, стрелки все в кучу собираю, потею, значит.

Вдруг слышу, мне говорит «Посадка»:

— Правее 50!

Бросил я этот АРК! (Всё равно стрелка гуляет ± 20!) Впялился в АГД, главное без крена и шарик скольжения в центре держать! Так и вышел на дальний привод. После ближнего увидел прожектора!

Фууухх! Довернул! И сел!

Виктора Иваныча за мной, слава богу, тоже с грехом пополам завели. (Кстати, так и прилетел он с отказавшим АГД! Во, вспотел он в облаках-то!) Местные офицеры ГРП ещё удивлялись потом: а как это вы летаете без РСБН!

Сразу после нас полёты базовому полку на Су-17 закрыли! Им, оказывается, нельзя было при такой погоде летать – Москва специально держала лётную погоду, пока мы не сядем. У кэзэ, понятно, был минимум 300 на 3, а у меня допуск – не ниже 600 на 6 – 2й класс, ничего не попишешь!

Вообще, аэродром Вазиани – жёсткий дром! Во-первых, в створе полосы – металлургический завод стоит (уводит стрелку АРК в сторону – аж бегом!). Три аэродрома практически рядом: гражданский, военный и ещё какой-то. И что самое интересное, аэродрома три, а ДПРС общий! И находится от начала полосы на удалении 8 км а не как везде по Союзу 4км. Местные пилоты рассказывали: у нас тут постоянно залётные на гражданский садятся! Недавно из Польши сел Су-25, потом через весь Тбилиси тащили его к нам по улицам. Так что, нам повезло.

И получился у нас перегон: 10 взлётов и 10 посадок! Вместо запланированных двух!

...Здесь, как водится, опять друзья, знакомые Виктора Ивановича, а это значит – братание, пьянки и гулянки. Перешли на массандру с «сушек», ещё там полк стоял Миг-23.

Собрались, было, домой ехать, но тут новая команда: получить на ремзаводе пару боевых, облетать их в Вазиани и гнать в Чугуев!

Я в шоке! Каждый день на аэродроме. Погоды нет, даже «сушки» и двадцать третьи не летают! Бетонка расчищена от снега шириной метров десять, как шоссе, дальше сугробы нанесло. Главное взлёт! А посадка, чёрт с ними, на другом аэродроме сядут!

У них постоянно дежурит пара Миг-23 как истребители ПВО: сидят в кабинах по полдня. И дежурят так через день! АПА подключено, гудит. НАТОвские самолёты рядом летают. Романтика!

Я сразу тогда очень сильно всей душой полюбил свой Чугуевский учебный полк. После этого больше в боевой полк не просился никогда! Да ни в жисть! На хрен мне такая романтика нужна? Хотя после приезда домой предлагали сразу с простого лётчика на командира звена в Кокайды. (Дурных нэма, тем более это был практически Афган!)

Тбилиси понравился. Хачапури, хинкали, баржоми, генацвали и т.д. Очень понравилась настоящая грузинская кухня! Особенно с похмелья воды Логидзе пить. (Сейчас, говорят, уже таких нет.) Кэзэ и здесь, в Тбилиси, одесситов-земляков с грузинским акцентом отыскал! Где он их откапывает? Для меня это был полный пипец! Где же столько здоровья набрать?

Опять пишем телеграммы домой: «ЦЕЛУЮ 100 ИЛИ 200»!

Семья снова шлёт деньги, но уже не по 200, а по 100. Сговорились, значит, жёны наши уже!

Но телеграммы – телеграммами, деньги – деньгами, а баб нет!

Кэзэ – понятно, ему на @@@ бабы уже нужны! Спирт есть и ладно! А мне 24! По утрам не знаю, куда эрекцию свою задевать! Хочу, как говорится, – с…..а из ушей уже течёт! С местной нельзя – сказали: зарежут! (Да и страшные они там все!) Нашли мне на рембазе бабушку попроворнее, лет 40, жена большого начальника (тот тоже был в командировке). А та сразу вопрос:

— А сколько тебе лет? Я только с тем, кто не старше 23!

Я в ауте! Бабы уже скоро паспорт будут спрашивать! Вот так вот! Пришлось скинуть себе годик! А шо робыть?

...А тут перелёт в обратную сторону предстоит! Думал, уже никогда домой не попаду!

Вдруг в Москве обратили внимание, что у меня только 2й класс, т.е. образовался перерыв в полётах в СМУ, летать больше нельзя без проверок. Ура! Домой! НА ПОЕЗДЕ!

...В Чугуеве комполка объявил нам благодарность! Сказал, что наградит каждого транзисторным приёмником! (Сбрехал гад!)

Вообще, очень многое дал мне тот перелёт во всём. Многое узнал, увидел, перечувствовал и потрахал! Однако лихая беда – ну, вы поняли! И начали меня тягать дальше по всем командировкам, перелётам, перегонкам.

Но об этом в следующий раз – когда настроение будет.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На месте временного пристанища роты капитана Булыги матрос Кошкин, развалившись на плащ-палатке, вёл неспешную беседу с сослуживцами. Ротному было не до него, капитан что-то живо обсуждал с майором-контрразведчиком. Связист Паша вызывал Ханкалу по просьбе майора. Старшина сидел неподалеку возле костра и возился со спиртовками.

- Кошак, а расскажи про этого, про каратиста, который в части был когда-то? - попросил кто-то из матросов.

- Ну, во-первых, это был не каратист, и в части он не служил, а появился и исчез, отметелив за раз всех чемпионов дивизии по рукопашке,- степенно отвечал Кошкин,- я знаю пацанов дембелей, у которых ихнии дембеля знали тех дембелей, которые служили в роте у капитана, который всё это видел!!

- О, а мне кто-то говорил, что это был ниндзя, специально приехавший из Японии, чтобы проверить подготовку наших морпехов,- добавил еще один матрос.

- Да халулаевцы это были или спецы из Уссуры,- авторитетно встрял еще кто-то.

- Ладно,- снизошёл Кошкин,- никто не знает, кто это был, так что слушайте и восхищайтесь!! Брюс Ли тут и рядом не стоял!!

Матросы расселись поудобнее, Кошкин на правах рассказчика стрельнул сигарету, и раскурив, начал рассказ:

Было это, как вы сами знаете, очень давно, еще при СССР, вздумал тогдашний командир дивизии провести соревнования по рукопашке. Ну, посмотреть, кто у него самый крутой боец. Народищу на соревнованиях была куча. Со всех полков съехались, с батальонов, с отдельных там всяких рот. Кого только не было. И боксёры, борцы и каратисты и дзюдоисты и просто здоровые пацаны, любящие подраться. Говорят, некоторые ротные всех своих залетчиков выставляли для массовости. Ну, сначала как положено всякие медкомиссии, взвешивания, распределения по весовым категориям. Рассказывают, ужас что за кабаны были. ДШбшники ростом под два метра весом за сто килограмм. Наш Паша по сравнению с теми пацанами чистый задохлик. Ну и началась великая битва. Сколько зубов повыбивали, страсть. Всяких травм было немеряно. Спортсмены, которые судили соревнования, просто офигевали. Ну и постепенно начали вырисовываться чемпионы. В финал вышли один борец, пацан такой здоровый с Кавказа, дагестанец из полка в Славянке, парнишка из двести шестьдесят третьего разведбата, рукопашник и капитан из ракетчиков - русский стиль там или еще что, не помню. Про него говорили, что он расческой мог связать или табуреткой. Ну короче, вся фигня, бились они бились. Вопль в спортзале стоял невообразимый. Первое место взял капитан, конечно, второе пацан с разведбата, ну и дагестанец третье. Дагестанец аж плакал, что третье место занял. Говорил, что ему отец не простит. Даже... (тут Кошкин немного приврал) попытался повесится в туалете, но сломал кабинку. Ну понятно, короче, фанфары, трубы играют. Начальник артиллерии довольный: надо же, его офицер всех побил, самый крутой оказался. Разведчики дуются, но тоже гордые, пацан у них молодой, но горячий, его сам комбат разведбата тренировал. Дагестанец волосы на груди рвать перестал, успокоился, когда узнал, что приз за третье место - отпуск десять суток, не учитывая проезда. Всем медали вручают, грамоты, корреспонденты из ?Флотского Брехунка? фотографируют, короче, аншлаг!!

И вот выходит эта троица победителей на крыльцо спортзала, за ними толпа соответственно, все хотят с ними сфотографироваться. А тут из чипка рядышком со спортзалом, если помните, дверь в чипок на одной лестнице. Короче, выныривает какое-то непонятное тело. Выныривает это тело, мороженое жрёт и во всю пасть улыбается. Никто и внимания не обратил. Все подумали, что какой-то карась молодой вечно голодный. Так вот, идёт этот чувак через толпу, нагло так толкается и капитану-чемпиону мороженым своим по черной ПэШухе ннааа....

Кошкин сделал эффектную паузу, вкусно затянулся сигаретой, немного посмаковал дым, немного подогрев интерес слушателей, продолжил:

Ну вот, по черной форме липким сладким мороженным хлобысь, и спокойно так типа не замечая, что наделал, прется через ступеньки, отошёл от лестницы, стал неподалеку и стоит, мороженое жрёт и руками так машет типа прикалывается над всеми. Капитан только рот раскрыл, чтобы молодого прижучить, пацан с разведбата, серебряный призёр, с места срывается. Ну короче, возмутился бесцеремонностью матроса и несется к этому телу и орёт типа ты чё, молодой,опух, ну-ка сюда, тело... А тот стоит и угорает. Разведбатовец не выдержал и своё коронное лоу ему с правой в левое бедро хлобысь...

А лоу-кик у него дай бог поставлен был, на полдня ногу отсушивал любому. Так вот, нна он ему лоу.. А тот стоит не шевельнется и угорает. Пацан в горячке ему хлобысь повтором в ту же ногу и сам падает и корчится на земле. А тело это стоит уже без мороженого и руками так странно машет. Кошкин опять примолк и с сожалением затянулся, аккуратно притушив окурок, начал прикапывать его рядом с собой.

- Блиин, Кошак не томи дальше-то что?- заныли слушатели.

- Ща, пять сек,- отвечал Кошкин, старательно маскируя бычок.

- Ну вот, и тут пацан дагестанец срывается с места, несется к этому телу, ни фига себе беспредел!!! Чемпионов мочат!! А этот чё-то так как-то непонятно угнулся, дагестанец тока его в захват свой борцовский брать, тот ему головой на прям в нос, короче, это тело все-таки в захват попалось, но как-то он сразу вниз падает и дагестанцу ногой прям по яйцам - ннааа. Тот заорал, за яйца схватился, кое-как с правой ему крюка в бочину залепил, еще больще заорал, за руку схватился, катается. Тут уже капитан бежит, то ли разнимать, то ли драться, а этот непонятный чувак как-то рукой махнёт, офицер как схватится за глаза, на колени упал и тоже орёт. Толпа к нему кинулась в чувство приводить, ну там, спасать , а потом глядь по сторонам, а этот непонятный парень и пропал, как и не было его.

Короче, чемпионов понесли всех троих в санчасть. У капитана контузия глаз, у дагестанца перелом носа, трещины на костяшках пальцев, у пацана из разведбата перелом голени.

Вот, а того черта искали-искали, никто так и не знает, кто такой, откуда, короче, тайна, покрытая мраком!!!

Матросы восторженно загудели и принялись обсуждать рассказ. Кошкин, конечно, балабол, но рассказывать может, тем более, эту историю они слышали и раньше в различных интерпретациях.

Однако Кошкин ошибался. Был человек, который знал загадочного супермена, и этот человек находился совсем рядышком. Это был старшина роты Дед. Скажем больше, человек, навешавший люлей трём чемпионам, был его подчинённым и частенько получал в те годы трёпку от старшины за различные провинности. Ну, а чемпионом он стал после того, как еще будучи молодым, очень молодым матросом, стоя в наряде по столовой, утерял один алюминиевый поднос и был озадачен рожать его во что бы то ни стало...

...

Что же было на самом деле (правда и вымысел из рассказа матроса Кошкина, отличника боевой и общественно-государственной подготовки, русского, не судимого, характер стойкий нордический, в порочащих связях замечен неоднократно)?

Как говорил старина Станислав Ежи Лец, на самом деле все было не так. Молодой матрос с героической фамилией Ярило (варианты произношения фамилии более старшими сослуживцами приводить, пожалуй, не будем), находящийся в самом начале головокружительной двухлетней карьеры в периоде ?карасёвки?, готовился стать или отцом или матерью алюминиевого подноса. При сдаче наряда по столовой выяснилась пропажа в количестве одной штуки. Дежурного по столовой проблемы пропажи абсолютно не волновали, с новым старшим договорились без проблем, только пообещали возместить утрату. Матрос Ярило, который отвечал за официантскую, пытался найти объяснение данному факту и даже вспомнил, что кто-то из ротных дембелей жарил картошку на подносе. Жалкие оправдания карася старшину абсолютно не впечатлили. К исходу следующего дня Ярило должен был возместить невосполнимую утрату, и абсолютно пофиг каким способом.

С утра, как обычно, всё завертелось согласно распорядку и расписанию занятий. Личный состав старшего периода службы, не задействованный в соревнованиях по рукопашному бою, убыл на вододром, молодых озадачили изучением Общевоинских Уставов. Морской пехотинец Ярило был привлечён к хозяйственным работам в каптёрке под бдительное око старшины. Минут через двадцать Дед? печально вздохнул, пересчитав всякие сапожные принадлежности, вздохнул ещё печальней и отправил молодого матроса в соседнюю роту к старшине за металлическими набойками. Матрос был проинструктирован по поводу куда идти, не соваться в сторону спортзала, ибо: Тама соревновання идут, генерал и весь штаб дивизии, так што и не вздумай!!!!

Ярило покивал и отправился к соседям, сжимая в руках записку. Соседний старшина был на месте. Перечитал записку, хмыкнул, посетовал на то, что у самого почти что не осталось. Потом скрепя сердце отсыпал столько подковок, сколько поместилось в кулаке у матроса. Морской пехотинец, довольный безукоризненно выполненным поручением, весело посвистывая, отправился в родную роту. На улице светило солнышко, личного состава на территории почти что не наблюдалось. Все были либо на занятиях, либо на соревнованиях. Одна за другой стали появляться шаловливые неуставные мысли и выстраиваться в незамысловатую логическую цепочку. На территории части никого - это раз. ?Чипок? открылся только что - это два. К начищенной медной бляшке с якорем с обратной стороны пластилином прилеплена астрономическая сумма в один рубль, вот уже два месяца сохраняющая приверженность к одному хозяину и счастливо избежавшая хищных взглядов и порочных ручонок старослужащих морских пехотинцев. Это третий благоприятный фактор. Ну и четвёртый - это до ужаса надоевшая перловка, варёный минтай и странное блюдо под названием солянка. По слухам, в матросском кафе можно было купить кучу различных вкусностей и предаться обворожительному разврату набивания желудка. Логическая цепь замкнулась. Мозг самостоятельно подал команду ногам. Короткие кирзовые сапоги затопали в сторону кафе. На входе не было никого, удача в этот день была явно благосклонна к матросу Ярило. Из-за дверей спортзала доносились крики, овации, барабанная дробь. Из-за дверей ?чипка? веяло могильной тишиной. Боязливо покосившись на генеральскую Волгу и холёного водителя сержанта-сверхсрочника, Ярило толкнул двери в рай. Абсолютно пусто. Никого!!! За прилавком лишь скучающая королева плюшек и просроченного молока тётушка Лида. Матрос сглотнул подступивший к горлу комок, строевым шагом протопал до прилавка. Чипочница профессионально смерила взглядом молодого морпеха.

- Ну, чего хотел, матрос?

Ярило трясущейся рукой отлепил из-под бляхи заветный рубль и шлёпнул его на прилавок.

- Мнее, на все сочников, коржиков и молока! - слегка заикаясь, но всё-таки гордо произнёс он.

- Не обожрешься, малыш? - с удивлением переспросила тётушка Лида, и не дождавшись ответа, стала ловко метать на поднос всякие вкусности, потом защёлкала костяшками счетов.

- Девяносто копеек с тебя, - произнесла чипочница, привычно обсчитав на пятнадцать копеек,- иди, ешь, поднос сам в мойку отнесёшь, а то наряд на ваши драчки побежал смотреть, сдачу потом возьмёшь.

Счастливый Ярило взял поднос, трясущимися руками и короткой перебежкой достиг столика. Было немного неудобно нести, потому что в правой руке он сжимал подковки.

Положить в карманы не представлялось возможным. Карманы как положено молодому ?карасю? были набиты песком и тщательно защиты. Приземлившись на скамейку, Ярило осторожно высыпал набойки на стол, обозрел груду сочников, коржиков и булочек с маком. Вот оно, счастье!!

Через двадцать минут нескромного пиршества в гордом одиночестве пустого кафешного зала морской пехотинец ослабил ремень и допил остатки молока. Отдышавшись, Ярило встал, сгрёб подковки, подхватил пустой поднос и нетвёрдым шагом двинулся к мойке.

А в моечной его озарило. Руки самопроизвольно запихнули поднос под куртку и затянули ремень. Как в полусне, он двинулся через зал к выходу.

- Эйййй матросиииик! - остановил его трубный глас ?чипочницы?.

Сердце ухнуло и скатилось в район пяток и неумело намотанных портянок. Молодой морпех шажками боком придвинулся к прилавку и проблеял.

- Яяяя...

- Сдачи нету, ты сегодня первый, на на сдачу мороженое!

Тётушка Лида сунула матросу в свободную руку вафельный стаканчик. Ярило как зачарованный сжал начавшее капать лакомство и на ватных ногах ретировался. Пронесло!!!! Ничего не соображая, как в тумане он выбрался на свежий воздух. Грудь распирало счастье и алюминиевый поднос.

На выходе на ступеньках было уже не протолкнуться. Радостно гомонящая толпа валила из спортзала, что-то живо обсуждая, кем-то восхищаясь. Как сомнамбула матрос Ярило пробирался сквозь толпу, ничего не соображая. Мазнул кого-то по рукаву пэша мороженым и вырвался из толпы. Отошел чуть подальше от сборища, опёрся на метровый обломок рельсы, неизвестно для чего замурованный в асфальт и покрашенный в камуфляжные цвета. Стоило осмыслить всё случившееся и в скором порядке путём лизания уничтожить мороженое, тем более, вокруг начала собираться небольшая стайка то ли ос, то ли пчёл. Ярило пару раз успел лизнуть лакомство и отмахнуться от пчёл, как начало происходить нечто странное. Какой-то старослужащий морской пехотинец с непонятным криком подбежал к матросу и со всей дури влупил голенью ноги по камуфлированной рельсе, на которую опирался Ярило. Потом скорчил страшную рожу, завопил еще громче, второй раз влупил по рельсе, и упав на асфальт, стал корчиться.

Молодой матрос даже не успел ничего подумать, только инстинктивно отмахнулся от пикирующей осы, уронил мороженое и нагнулся за ним. В тот же момент, когда он разгибался, другой здоровенный старослужащий морпех, наверняка выходец с Кавказа, неимоверно быстро очутился рядом и протянул руки. Молодой матрос согласно приобретённым рефлексам попытался разогнуться и принять строевую стойку, в результате чего его голова с треском соприкоснулась с носом здоровенного незнакомца. Незнакомый морпех взвыл, схватил матроса Ярило за куртку (видно, хотел помочь привести форму в порядок). Матрос Ярило, тут же наступив на мороженое, поскользнулся и с размаху въехал сапогом в пах незнакомцу. Тот, ахнув, начал сгибаться и махнул рукой (наверняка, хотел взмахом отпустить молодого на все четыре стороны), в результате чего со всей дури заехал в край подноса под курткой молодого, бешено заорал и свалился рядышком с первым незнакомцем. Морской пехотинец Ярило, абсолютно не соображая, что происходит, быстро вскочил на ноги и автоматически отмахнулся от осы, пикирующей ему в глаз. При этом пара металлических набоек вылетела из неплотно сжатого кулака куда-то в сторону замершей на пороге спортзала толпы. Какой-то офицер, спешивший в сторону молодого матроса, вдруг тоже вскрикнул и схватился за глаза.

Меня за набойки старшина убьёт... - подумал Ярило и кинулся их искать, благо, на ослепительно чёрном асфальте их было легко обнаружить. Тут его и офицера, который стоял на коленях и держался за лицо, окружила толпа, матрос еле успел подобрать подковки, и протолкавшись среди набежавшего военно-морского люда, направился в сторону казармы, гадая, что ему будет. Происшедшее с ним он никак не мог осмыслить, ибо всё произошло в считанные секунды и начисто стёрлось из памяти. Придя в казарму, он отдал старшине подковки, торжественно вынул из-под куртки поднос и получил одобрительного лося. Потом вместе с остальными он сбегал к спортзалу узнать, что там произошло и некоторое время стоял, раскрыв рот, и слушал потрясающую историю о неизвестном гении кун-фу, уложившем в три секунды всех трёх чемпионов дивизии.

Так, абсолютно не осознавая это, матрос Ярило вошёл в легенды Военно-Морского Флота.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В Королевстве Бельгия до окончания холодной войны тоже была всеобщая воинская обязанность. Все служили примерно год, и преимущественно в "горячих точках", а именно на границе с ГДР. Рассказ Эрика, служившего в последний призыв, бывшего рядового первого класса, а теперь толстого менеджера.

 

Я был в мотопехоте первой линии (по нашему погранец). Наша часть стояла в 3-х км от границы, а линия обороны шла в 500 метрах от ГДР. Мы никогда не отрабатывали наступление, только оборонительные действия. Считалось, что в начале 3-й мировой противник нанесет ядерный удар по нашей базе и начнет танковый прорыв. Через час после начала войны мы окажемся глубоко в тылу и задача - геройски погибнуть, уничтожив как можно больше танков и БМП. Таким образов, по тревоге все выдвигаются вперед, чтобы выйти из зоны действия ЯБ (ядерных боеприпасов) и лупят из противотанковых гранатометов и ракет по всему, что движется.

 

Каждый день мы ездили на полигон и стреляли из базук, безоткатных орудий, кидали гранаты. Нас в городе было легко узнать по красной от постоянного перегрева щеке. Постепенно мы освоились в части, освоили все бары ближайшего городка и познакомились со всеми шлюхами. Примерно раз в неделю нас внезапно поднимали по тревоге. Об этом мы знали за 2 дня, нам по секрету сообщал командир части, которому нужно было не ударить в грязь лицом, в общем, все как в Советской Армии. Международная обстановка была расслабленной, войны не намечалось, участились случаи проноса пива в казармы.

 

И вдруг...

 

На случай войны предусмотрен особый план. Сирены не воют, никто не бегает, но каждый солдат, получив информацию, должен тихо рабудить еще трех, они бегут будить своих троих и т. д. , кто-то мчится в город поднимать раскваритованных там офицеров.. В полной тишине все действуют по особому плану, даже если нет командира или он убит... И вот такой сигнал получен! Солдаты в панике носятся, забывая кому кого надо будить, выбегают полуодетые, забыв оружие. В воротах столкнулся грузовик с боеприпасами и Брэдли (БМП), экапаж которого забыл, что в случае особой тревоги ему надо выезжать, повалив забор из колючей проволоки. Офицеры орут, все ждут, когда их накроет Град или что-то в этом роде. Оттащили грузовик, выехали. Уфф, еще можно пожить. Потери - трое раненых в ДТП и примерно 10% личного состава, которых не сумели найти. Долетели до рубежей, рассредоточились. Командир изучает в бинокль границу. Тихо. Встретился взглядом с гэдээровским погранцом, который тоже изучал его в бинокль и тревоги. Облом. Учения вроде. Странно, что нет сигнала на отбой, пора бы уже. Нет связи с полком почему-то. Лейтенант осмотрел свою роту. Из 10 БМП приехали 8, две были не заправлены вопреки инструкции. В каждом отделении не хватает как минимум 1 человека. Треть в гражданской одежде. С боеприпасами еще хуже. Разбитый грузовик вез противотанковые ракеты. Теперь их нет, остались только выстрелы к гранатомету. Автоматического оружия тоже нет, потому что все забыли инструкцию, что при особой тревоге надо брать автоматы с собой. Карьера лейтенанта накрывалась медным тазом. Он принял единственно правильное решение, в отсутсвии связи с полком, быстро вернуться на базу, привести роту в божеский вид, а на вопрос почему оставил рубеж как-нибудь отбрехаться. Потому что если комиссия, которая сейчас наверняка объезжает и проверяет всех, застанет его подразделение в таком виде, то лучше не надо. Он приказал ехать назад. На всякий случай не включая фар...

 

А в это время...

 

Отделение безоткатного орудия, которым командовал ефрейтор-немец, уроженец здешних мест, оперативно взяло под контроль перекресток и приготовилось к последнему бою за Родину. Они выстрелили быстрее, чем различили что там едет. Никого не убили, но попали в гусеницу БМП, она закрутилась на месте и в нее сзади врезалась другая на полной скорости. Куча пострадавших, сломаные носы, руки и ноги. Назрел межнациональный конфликт на почве исторической неприязни. В БМП ехали бельгийцы, а стреляли немцы. Сразу вспомнились первая мировая, а за ней немножко вторая, дошло до рукоприкладства...

 

Наконец заработало радио. Отбой! Ура... Но почему так поздно, почему не было связи!?

 

Полковник, командир части, лучше других знал, что учения не начинаются, если ему заранее не сообщили свои люди в штабе. В этот раз звонка не было. Ёшкин кот! Третья Мировая!!!... Тысячи танков у него за спиной утюжат немецкую землю и рвутся к родному Брюсселю, которого, может быть, уже и на карте-то нет. А там семья, дети. Короче, он разволновался, сердце не выдержало, полковник умер. Это был единственный погибший.

 

Больше внезапных учений в НАТО не проводили.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

вот такие мутанты работают на федеральных каналах

post-428006-000982200 1344185338_thumb.jpg

post-428006-053505300 1344185344_thumb.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах