Архивировано

Эта тема находится в архиве и закрыта для публикации сообщений.

Ктисис

Косово: история с продолжением.

Рекомендованные сообщения

Албанские и сербские учёные ведут спор о происхождении албанцев и их исконных землях. Этот спор, разумеется, имеет политические последствия в виде претензий албанцев на независимость Косово от Сербии и ряда земель в других государствах. Это с одной стороны. С другой, желание сербов оставить за собой важную часть сербской культурной истории (в контексте заданной темы, не стану говорить об албанско-македонских, албанско-греческих и др. конфликтах). Этот конфликт интересен в своём разрезе, как наглядный пример зарождения этнических конфликтов. Кстати, развитие этого конфликта после ВМВ также демонстрирует анатомию рождения революции.

 

Упирая на историческое право, албанцы утверждают, что Косово изначально населено автохтонным иллирийско-албанским населением и несмотря на нашествие в IX-XI веках славян и вхождении Косовы (албанское название имеет ж. род - "Косова") в сербские и болгарские государственные образования, оно успешно противостояло ассимиляции, оставаясь в большинстве. Но эта позиция никак не обоснована. Нет никаких серьёзных оснований отождествлять албанцев с иллирийцами, которые когда-то жили в этой части Балкан. Первое упоминание об албанцах в истории относится к XI веку. Один из источников говорит об "Арбаноне", который находился в гористой местности современной Албании. Директор Исторического института Сербской академии наук С. Терзич считает общеизвестным, что территория Косова и Метохии никогда не входила в состав какого-либо албанского государства, а с XII века вошли в средневековое Сербское государство, а в XII-начале XIV южная граница средневековой Сербии проходила по реке Мат, ныне лежащей в современной Албании. До турецкого завоевания Косово и Метохия были наиболее сильными в культурном плане территории Сербии. Название "Косово" связано с понятием Косово-поле, являвшегося равниной около рек Ситница и Лаб, окружённая со всех сторон горами. Только в XIX веке это понятие начинает расширять свои территориальные границы в результате названия турецкой административной области Косовский вилайет. Этимологически "Косово происходит от слова "кос" - дрозд. Метохия - область в Южной Сербии, где в XIV в. большинство земель принадлежало Церкви. Собственно, название Метохия происходит от греческого "метох" - церковная собственность. Первые турецкие переписи 1455 и 1485 гг. упоминают пункты со староалбанскими названиями только на периферии Метохии. Из 280 сёл Метохии и Алтины (охватывает часть нынешней Албании) только 30 населённых пунктов со староалбанскими названиями. Преобладание сербов на этой территории прослеживается вплоть до XVII века.

 

Одной из важнейших вех сербской истории является битва на Косовом поле в 1389 году. Эта битва также оставила глубокий след в сербском эпосе, литературе, искусстве, истории и коллективном сознании.

 

Нашествие турок на Балканы в конце XIV-началеXV вв. привело к росту эмиграции славянского населения на запад и север за реки Дунай и Саву. Массовая исламизация албанцев произошла во второй половине XV века. Следствием этого, стала значительная интеграции и идентификация албанцев с Оттоманским царством. Албанцы становятся одной из главных опор Порты на Балканах. Стамбул намеренно противопоставлял их против сербов, македонцев и черногорцев, которые в массе своей оказались невосприимчивы к исламизации. За лояльность албанцы поощряются - турки содействуют колонизации албанцами плодородных долин Косова и Метохии. Т.о. на этих землях с одной стороны шёл отток и истребление православного населения, и приток мусульманского (албанцы и турки). Туркам удалось создать коридор между сербами и черногорцами.

 

В 1878 г., во время подъёма освободительного движения на Балканах, албанцами была создана "Призренская лига", ратовавшая за автономию албанцев в составе Оттоманской империи. Автономия должна была объединять все территории, на которых живут албанцы, вместе с другими народами, но главное - Косовский вилайет. В конце XIX столетия албанцы, при поддержке турок, открыто начали террор над сербским населением, с целью его изгнания. Такое давление турецких войск и албанских чет вынуждало людей покидать родные места или принимать ислам.

 

Но несмотря на длительное выселение, сербы, как православные, так и принявшие ислам, в середине и конце XIX века всё ещё составляли половину населения. Хотя в религиозной структуре, мусульмане уже преобладали, в отношении 1,42:1.

 

В результате Первой балканской войны 1912 г., Турция потеряла почти все свои европейские владения. Одним из результатов этой войны было появление независимой Албании. Несмотря на давление великих держав, сербское правительство не шло ни на какие уступки в отношении Косова и Метохии и настояло на их присоединении к Сербии. Албанцы края назвали это оккупацией края, а Албания предъявили Сербии территориальные претензии. С 1918-го года албанцы начали борьбу за присоединение края к Албании.

 

С началом ВМВ большая часть Косова и Метохии, при поддержке фашистской Италии вошла в состав Великой Албании. Это положило начало активному выселению из края неалбанского населения. По данным американских спецслужб, с апреля 1941 по август 1942 г. албанцы убили 10 тыс. и изгнали 100 тыс. сербов. Примерно такое же количество албанцев переселилось из Албании в Косово.

 

После войны югославское руководство, и прежде всего И. Броз Тито, запретило постановлением от 6 марта 1945 года возвращаться колонистам в места прежнего проживания. Это объясняется тем, что после войны велись переговоры о возможном объединении Албании с Югославией, что разрешило бы проблемы албанского меньшинства в последней, путём простой передачи территорий с компактно проживающим албанским населением Албании, как одной из республик проектировавшейся балканской федерации.

 

Одним из этапов подготовки к такой передаче было наделение края в 1945 году статусом автономной области, хотя и в составе Сербии. В 1963 году, по Конституции Косово получило статус автономного края, а в 1974 году автономные края получили широчайшие полномочия, фактически превратившись в равноправные субъекты федерации. Находясь формально в составе Сербии, Косово могло не оглядываться на неё, в то время, как Сербия не могла принять ни одно общее для республики решение без одобрения Косово. Но всё это не устроило албанцев ни в Албании, ни в крае, особенно после провала переговоров между Ходжой и Тито. Тот же Ходжа, уже в 1949 году жалуется Сталину на ущемление, в его понятии, демократических прав албанцев края. Собственно, уже с него в риторике албанцев основными критериями демократии в крае становится связь тамошних албанцев с Албанией и возможность их присоединения к ней. После 1949 года Ходжа начинает всячески поддерживать борьбу албанцев Косово "за освобождение". У самих косоваров новые права республики только разжигали аппетит. Например, после получения статуса автономного края они стали требовать статуса республики.

 

Сепаратистская деятельность албанцев в Косово началась сразу после войны и не прекращалась ни на день. Главной целью они видели присоединение к Албании, всякие уступки - лишь этап в этой борьбе. В ней можно выделить несколько этапов: 50-е - пропаганда национализма, 60-е - провокации, 70-е - вооружённая борьба, начало 80-х - восстание, 90-е - война за независимость. Ну, и 2000-е - период борьбы за юридическое отделение от Сербии и международное признание независимости. Но последнее - уже современность и рассматриваться здесь может, только в виде гипотетического варианта развития. Также стоит заметить, что подпольные группы в Косово поддерживались албанскими организациями по всему миру. Основные - "Союз косоваров" с центром в Риме, позже в Турции, третья "Призренская лига" с центров в Нью-Йорке.

 

Ещё в 50-е годы антиюгославская деятельность в крае не была массовой. Она сводилась к созданию сети подпольных групп, к пропаганде, особенно среди молодёжи, к налаживанию связей в руководстве страны и республики. Службы безопасности Югославии уже в 1956 году вскрыли несколько диверсионных групп, которые были заброшены за несколько лет до этого из Албании в Косово. В конце 50-х - начале 60-х в Косове действовало "Революционное движение за объединение албанцев", во главе с Адемом Демачи.

 

В 60-е уже начались провокации и диверсии, осквернение сербских культурных памятников, запугивание православного населения. Это давало свои плоды в виде отъезда отдельных сербских семей из края. В 1968 году произошли массовые выступления националистически настроенной албанской молодёжи, которые были подавлены полицией. Службы безопасности отмечали, что националистические настроения охватывают ряды интеллектуалов, школьников и студентов. МВД отмечало, что в учебных заведениях легально преподают национализм.

 

С 1974 по 1981 год было выявлено свыше 1 тысячи человек, занимавшихся подрывной деятельностью с позиций албанского национализма. Многие были связаны с т.н. "Красным фронтом", организацией действовавшей с территории западных стран, и в тоже время связанной с Албанской партией труда. Хотя расширение прав автономной республики по Конституции 1974 года и некоторые успехи в экономике края, несколько понизили градус накала. Но пропаганда "освобождения" албанцев, распространение идей сначала придание Косово статуса республики, а в конце концов и отделения от СФРЮ, недоверие к властям республики и федерации, имели уже массовый характер.

 

В марте 1981 годе в Косово вспыхнуло восстание. Сначала на демонстрациях возникли требования статуса республики, но вскоре, при содействии многочисленных подпольных групп, активно спекулировавших на атмосфере неуверенности в завтрашнем дне, возникшей после смерти Тито, а также росте влияния великосербских шовинистов во властных структурах Югославии, они переросли в требования присоединения к Албании. В ней самой съезд КП Албании осудил югославскую политику и выразил поддержку демонстрантам. Тем же занимались и все СМИ Албании, чьи программы принимались почти на всей территории Косово. Митинги и демонстрации сопровождались саботажем на отдельных предприятиях, ростом распространения агитлитературы по превращению Косова в этнически однородный край. Имел место всплеск угроз и физического давления на неалбанское население, осквернения кладбищ, храмов, памятников культуры сербов, и, наконец, даже убийств. Следствием стал массовый отъезд сербов из края, процентное соотношение которых и так падало из года в год, начиная с начала ВМВ. Террор, всплеск которого произошёл в начале 80-х, длился всё десятилетие. В итоге, к 1990-му году сербов в крае осталось не более 10%. В этот же период, как реакция, произошёл и рост националистических настроений среди сербов, что только усилило дезинтеграцию федерации в целом. Естественно, в такой ситуации, руководство Югославии просто не могло пойти на придание Косово статуса республики. Хотя бы потому, что это ничего не решило бы. Начались попытки решить проблему Косово, принявшую федеральное значение и поставившую под угрозу существование само государство Югославия, иными методами. Но диалог оказался невозможен - все стороны обвиняли друг друга в национальном шовинизме и считали свои взгляды и действия лишь ответом.

 

Подливала масла в огонь и нерешённость экономических проблем в Косово. Прежде всего, самый низкий в Югославии уровень жизни, что создавало иллюзию экономической дискриминации албанского меньшинства. Действительно, если в 1947 году средний уровень жизни в трёх других наименее развитых регионах Югославии - Македонии, БиГ и Черногории всего на несколько процентов был выше косовского, то в 1980 - в 2,5 раза. Однако, на самом деле, темп роста экономики края бал одним из самых высоких в Югославии благодаря значительным и планомерным вливаниям из федерального бюджета. Основная причина отставания в уроне жизни - опережающий естественный прирост населения, и как следствие самая низкая эффективность капиталовложений в стране.

 

Другим фактором популярности националистических идей была косовская система образования. Сюда приезжали сотни учителей и профессоров из Тираны, а косовские проходили стажировку в Албании. Занятия велись по албанским учебникам, госпрограммы игнорировались. Приштинский университет был одним из самых больших в стране, а количество студентов на тысячу человек было самым высоким в стране. Количество подготавливаемых философов, социологов, албанологов и др. гуманитарных специалистов, было выше, чем требовалось стране. Как уже отмечалось, национализм, практически легально преподавали уже в школах. Националисты приобрели влияние практически во всех краевых структурах власти.

 

В конце 80-х Союз коммунистов Сербии сменил руководство СК края во главе с популярным среди албанцев Аземом Власи. В ответ на это вновь начались массовые демонстрации протеста, а в феврале 1989 началась забастовка шахтёров. Такое положение дел натолкнуло руководство Сербии на мысль о необходимости централизации власти и отмены некоторых прав Косово, как автономного края. И в сентябре 1990 года появилась новая конституция Сербии, отменявшая некоторые права автономного края. Естественно, с новой силой прокатилась волна выступлений албанцев, но они были подавлены введёнными войсками и полицией. Это вызвало широкий резонанс в федерации, где практически все субъекты взяли курс на отделение. Хорватия и Словения уже начали подкреплять это стремление юридическими шагами. Наконец, 2 июля Словения провозгласила независимость. В тот же день Скупщина Косова провозгласили край республикой. Реакция Белграда не заставила себя ждать - косовский парламент был распущен, на основании царящего в крае беззакония. 7 сентября делегаты распущенной Скупщины приняли новую конституцию края, вновь провозгласив Косово республикой, граждане которой вправе самостоятельно решать свою судьбу. Естественно, Сербия не признала этот документ.

 

В крае развернулась компания гражданского неповиновения. Распущенный парламент начал формировать подпольный альтернативные структуры власти, албанские учителя отказались учить детей по новой республиканской программе, а в ответ на прекращение финансирования албаноязычного обучения, албанские дети перестали ходить в государственные школы, обучаясь в других местах. Оставшихся без работы учителей и профессоров взял под своё крыло в условиях подполья албанский университет. Появилась целая нелегальная система образования, охватившая до 400 т. детей и 15 тыс. студентов. Также сложилась параллельная экономика (экономика края и до этих событий было во многом автономизирована от сербской). Албанцы бойкотировали выборы и административные должности, и в результате в легальных структурах власти возобладали сербы. В 1990-м году в Косово возникли албанские политические партии (в связи с реформированием партийной системы в СФРЮ) - Демократический союз Косова, Парламентская партия Косова, Дем. мусульманская партия реформ, Албанская демохристианская партия, Крестьянская партия Косова, Партия демократической акции, Социал-демократическая партия Косова. Дем. союз Косова (ДСК), во главе с диссидентом Ибрагимом Руговой, стал самой большой политической партией края. В 1994-м году ДСК становится ведущей партией Косова и лидером национального движения края. Но, албанцы продолжали всячески бойкотировать политическую систему Сербии и СРЮ, самостоятельно, т.о., выключая албанское меньшинство из госуправления.

 

В 1991 году албанцы провели референдум и провозгласили независимость Республики Косово, а в мае 1992 провели выборы президента и парламента. Естественно, эти выборы бойкотировали сербы автономии. Разумеется, президентом стал Ругова, а ДСК получила 78% голосов. Руководство Сербии держало контроль территории Косова только силой оружия. В это время албанцы вели себя тихо. Процесс распада СФРЮ сопровождался кровопролитием, что подрывало позиции Сербии на международной арене. Этим воспользовался Ругова, чтобы привлечь внимание западных стран к проблеме Косова и завоевать их симпатии. В результате в край зачастили международные наблюдатели, которые наблюли необходимость диалога сербов и албанцев (поразительно верный вывод!). 1 сентября 1996 года, после сложных переговоров Милошевич и Ругова подписали Меморандум взаимопомощи, касающийся системы образования в Косово.

 

При этом ещё весной 1996 года ситуация обострилась из-за убийства сербом албанского юноши. Начались нападения на полицейских, расстрел посетителей кафе, убийство патрульных. Власти были вынуждены пойти на массовые аресты, за что получили от международной общественности обвинения в нарушении прав человека, физическом насилии и пытках. Это было сигналом того, что Запад окончательно занял антисербскую позицию. Комиссия по правам человека при ООН подготовила проект резолюции о положении прав человека в Косово, где отмечала пытки, апартеид, убийства, этнические чистки и геноцид албанцев. Правда, генсек ООН был вынужден заметить, что никаких весомых доказательств всего этого приведено не было.

 

В 1998 году началась радикализация движения за независимость. Обозначилось три течения. Первое - политическое, возглавляемое ДСК и Руговой, не отрицавшее возможности переговоров с правительством СРЮ и Сербии. Второе - возглавляемое "правительством в подполье" (находившегося в Германии) и Буяром Букоши. Третье - собственно ОАК (УЧК). Целью ОАК было создание зоны, свободной от сербских институтов власти и выдавливание их из Косова, ну, и естественно - отделение от Сербии. И всё это вооружённым путём. В дальнейших планах ОАК была борьба за объединение территорий Македонии, Косово, Черногории и Санджака, населённых албанцами. Политическое крыло ОАК возглавил Адем Демачи. Под влиянием Демачи и Букоши Ругова стал терять своих сторонников, занимавших позицию воинственно настроенной ОАК.

 

В 1998 году боевики ОАК начали боевые действия против сербской полиции и армии, диверсии против мирных жителей (как сербов, так и лояльных им албанцев), блокады сербских сёл, захват заложников. Это вызвало жесткие ответные меры полиции, которые в свою очередь вызвали новую волну сопротивления. Югославские пограничники с большим трудом и далеко не всегда эффективно пытались остановить приток боевиков и снабжения. Тем не менее, сербским полицейским и армии почти удалось к концу 1998 года вытеснить вооружённые банды в Албанию.

 

Так как проблема Косово встала перед Сербией не вчера, а гораздо раньше, то способы её решения стали искать задолго до 1999 года, когда Косово стало независимым де-факто. Одним из первых таких решений было предложение писателя Добрицы Чосича в 1968 году разделить Косово на сербскую и албанскую части, причём оставив на сербской стороне большинство памятников сербской культуры. Но эту идею встретили в штыки и подвергли Чосича критике по партийной линии. В 1994 году профессор Бранислав Крстич предложил, исходя из того факта, что в Косово столкнулись два права – «историческое» право сербов и этническое право албанцев, разделить Косово, взяв за основу перепись населения 1961 года, т.е. до демографического бума. В этом случае, албанцам отошли бы земли с памятниками албанской культуры, а также западные области и общины на юге с большинством албанского населения. Оставшееся сербское и черногорское население со своей частью Косова, должны были быть интегрированы в Сербию и Черногорию. Этот план был подвергнут критике албанцами, которые настаивали на целостности Косова, предлагая провести референдум. В 1996 году академик Миодраг Йовович, предложил свой вариант. Он предложил разделить всю страну на 13 равноправных регионов со своими органами власти, но без элементов государственности. Каждый регион представлял бы собой географическое, экономическое и культурное целое. Понятно, что этот план был неприемлем и для сербов, и для албанцев. Сербский историк Душан Батакович разработан план кантонизации Косова. Этот план предусматривал раздел Косова на 18 кантонов, пять из которых имели бы большинство сербского населения. Сербские кантоны могли войти в конституционную систему Сербии, а албанские имели бы большие связи с федеральным (югославским) уровнем и незначительные обязательства по отношению к Сербии. Этот план был представлен г-же Олбрайт в Рамбуйе, но не получил дальнейшего хода.

 

С 1997 года западные страны и организации всё активней подключались к решению «проблемы Косово». В начале декабря 1997 года эта тема неожиданно возникла на заседании Совета по выполнению Дейтонских соглашений. Это было весьма странно, т.к. Косово никак не относится к Дейтонским соглашениям, Боснии и Герцеговине, и является внутренней проблемой Сербии. В знак протеста, югославская делегация покинула это заседание. В свою очередь Контактная Группа собралась специально для рассмотрения это проблемы, где осудила действия Белграда в Косово. В тоже время НАТО в августе 1997 года предупредило о возможности своего вооружённого вмешательства «с целью предотвращения дальнейшего кровопролития». Думаю, не стоит говорить, что и в КГ и в НАТО на тот период первую скрипку играли США. Они хотели примерить на себя доспехи мирового лидера, единственного центра силы. В начале 90-х они ещё были не готовы для этого, а вот теперь был шанс показать свою силу как лидера планеты. С этого момента, падение контроля Сербии над Косово было предрешено. Против Сербии началась настоящая информационная война. Точнее, страны НАТО старались представить Сербию как центр зла на земле. Для этого подбиралась соответствующая риторика, делалось информационное обеспечение, своё стремление США всячески драпировали разглагольствованием о правах косоваров, о геноциде и т.д. От позиции Югославии, которая, естественно, не могла пойти на отделение Косова, уже ничего не зависело.

 

КГ старалась наложить всё больше и больше санкций, чтобы ограничить возможность Югославии сопротивляться, предотвратить поставки вооружений и заставить Югославию вывести спецназ и армию, чтобы дать возможно большее поле действия для ОАК. 9 марта 1998 г. в Лондоне США и Великобритания, несмотря на сопротивление России продавили дополнительные санкции против Югославии. 25 марта в Бонне Олбрайт предложила усилить давление на Югославию. В результате, уже 31 марта СБ ООН принял Резолюцию 1160, которая основывалась на предложениях КГ и запрещала любую передачу вооружений Югославии ил её гражданам. В апреле, несмотря на то, что в Югославии был проведён референдум, на котором большинство населения высказало против международного посредничества, КГ продолжала в наглую себя навязывать и в Риме приняла новую партию санкций – замораживание счетов Сербии и Югославии, запрет на новые инвестиции и другие.

 

В середине мая Милошевич и Ругова на встрече приняли решение проводить еженедельные встречи между представителями Белграда и албанцев. Однако последние уклонялись от встреч, сорвав их 12 раз. Наоборот, албанцы спровоцировали взрыв на магистрали Печь-Дечани-Джаковица, начали наступление в ряде приграничных районов. Но на экранах телевизоров во всём мире показывали «беженцев» из Косова. А такие же, но только сербские, да и албанские беженцы от террора ОАК, остались вне поля зрения мировых, в т.ч. российских, СМИ, которые не брезговали и откровенными монтажами и подделками. 12 июля, в этой обстановке, КГ предъявила Белграду ряд требований, главными из которых были прекращение всех действий сил правопорядка и армии, вывод югославского спецназа и допуск международных наблюдателей.

 

В сентябре 1998 г. СБ ООН принял резолюцию 1199, повторяющую те же требования КГ от 12 июля. Скупщина Сербии выразила готовность к сотрудничеству со всеми заинтересованными сторонами и желание решить проблему политическими методами. Но уже на следующий день генсек НАТО заявил о переходе альянса к очередной фазе подготовки к силовым действиям.

 

Западные страны требовали от Белграда переговоров с албанцами, но последние их просто срывали, выдвигая всё новые и новые условия для их начала, часть из которых была заранее невыполнима (введение войск НАТО и установление международного протектората). В октябре вновь вспыхнули бои и НАТО потребовало вывода сербских сил. В СМИ появились сообщения о «массовых расстрелах мирных жителей». И хотя 1 октября СБ ООН не рекомендовал НАТО проведение военной операции, от последних последовало заявление о готовности нанести удар без согласия СБ.

 

13 октября, Совет НАТО выдвинул ультиматум Белграду, и Милошевич в тот же день пошёл на подписание договора о принятии всех требований и обязательстве Югославии завершить переговоры по вопросу о рамках политического урегулирования к 2 ноября. Также 16 октября был подписан ряд договоров, предусматривающих размещение в Косово миссии ОБСЕ в количестве 2000 наблюдателей, отвод сербских сил, установление воздушного контроля НАТО над Косово, и дислокацию сил интервенции в соседних странах в случае возникновения проблем. Эти соглашения были закреплены в Резолюции 1203. Россия всё это время выражала протест против такого грубого вмешательства.

 

В январе КГ разработала 10 принципов, легших в основу мирных переговоров между сербами и албанцами. Разумеется, к переговорам поспело сообщение о новом расстреле мирных жителей. Причём расследование этого инцидента сербской стороной было запрещено главой европейской миссии американцем Уильямом Уокером. Эскалация насилия со стороны ОАК вновь осталась незамеченной мировым сообществом.

 

 

В феврале 1999 г. в замке Рамбуйе под Парижем с 6 по 23 февраля длился первый раунд переговоров между албанской и югославской делегациями. Албанская делегация состояла из представителей ОАК, ДСК во главе с Руговой, а также радикалов во главе с Чосья. Возглавлял всю делегацию полевой командир Хашим Тачи. Демачи, глава политического крыла ОАК, отказался участвовать в переговорах, т.к. был противником любого соглашения. К началу переговоров контингент НАТО на границах Косово был увеличен, сербские войска выведены из края, а ОАК вновь заняла большую часть территории. Отличительной чертой было то, что сербам (впрочем, и албанцам) весь обсуждаемых документ не предоставили и предложили подписать его уже в последний день переговоров, причём содержались такие необсуждённые пункты, как автоматический ввод войск после его подписания. По их окончании, США заявили, что он должен быть окончательно подписан в начале второго раунда переговоров, а дальнейшее обсуждение документа недопустимо, что на самом деле для сербов означало получение ультиматума – подписать и согласиться на немедленный ввод войск, или стать «виновниками» провала переговоров и начало бомбовых ударов. 7 марта 1999 новым командующим ОАК стал Сулейман Селеми по прозвищу Султан. Он категорически отверг возможность и необходимость переговоров.

 

На втором раунде переговоров в Париже югославская делегация отказалась подписывать ту часть договора, которая не относилась к политической части, т.е. вопрос о размере иностранного присутствия в Косово. В результате, КГ разрешила подписать полную версию договора албанцам в одностороннем порядке, а сербы подготовили своё «Соглашение о самоуправлении в Космете», которое было подписано представителями всех национальностей Косово. Однако последнее не было поддержано даже Россией, полагавшей, что ни тот на другой документ юридической силы не имеют. Однако США и НАТО требовали от Белграда договорённостей «достигнутых» в Рамбуйе. С этой целью вновь увеличился контингент НАТО в Македонии.

 

21 марта Белград получил ультиматум, отводивший Милошевичу 24 часа на раздумья и ответ. В ответ Милошевич написал, что НАТО не имеет права угрожать другим странам и гражданам других государств. Милошевич ещё надеялся разрешить конфликт мирным путём…

 

24 марта, нарушив суверенитет Югославии, наплевав на нормы международного права, НАТО начало свои варварские бомбардировки. Удару подверглись все крупные центры страны, связанные с её жизнедеятельностью и обороноспособностью. Причём основные усилия были направлены на разрушение инфраструктуры страны. Действия против армии оказались весьма малоэффективными и потери югославских военных оказались вполне сопоставимы с потерями НАТО, но экономика СРЮ понесла колоссальные потери, погибло 2 тысячи человек, миллионы лишились основных средств к существованию. Также ударам подверглись объекты, не относящиеся ни к военным, ни к экономике – культурные памятники, в т.ч. находившиеся под охраной ЮНЕСКО. Разрушение химически опасных объектов привели к массовым отравлениям людей, в т.ч. и за пределами Югославии. Беженцев-албанцев из Косово оказалось гораздо больше, чем за все 90-е годы.

 

В результате вооружённого давления на Югославию, последняя пошла на условия, выдвинутые НАТО. Она вывела свои войска, согласилась на присутствие натовских сил в Косово. Она подписала соглашение, основанное на т.н. плане Марти Ахтисаари, фактически, признав себя стороной виновной в кризисе в Косово, а агрессию НАТО – законной. После этого, судьба Косово стала ясна даже слепому – сербы сдались, албанцы проводили этнические чистки, вызвав всплеск оттока из края неалбанского населения, но это осталось "за кадром". Косово де-факто стало независимым. А скоро станет и де-юре.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я все понимаю, только не понимаю, почему Россия поддерживает Сербию? В голову ничего, кроме инерции Российской Империи, не приходит. К тому же, никаких очевидных выгод Россия от этого не получит. Знаком немного с югославами - те еще "братья-славяне"...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ганимед, а кто вам сказал что Россия РЕАЛЬНО кого то поддерживает?

Неужели вы верите, что все эти бравурные заявления политиков, которые льются с телеэкранов в канун выборов - выходят за пределы РФ?

Да никто в мире и не знает про то что Россия кого то там поддерживает...

Специально спрашивал знакомых живущих за границей.

Никто уже давным давно не слышал о какой либо внешней политики РФ...

 

Так что можете расслабится и наслаждаться шоу

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Тут надо различать поддержку со стороны правительства РФ и народа. Для первого, поддержка Югославии была непризнанием возможности самоопределения, возможность хоть немного поднять свой авторитет как на международном + возможность переключить внимание народа с внутренних проблем. Поведение народа, думаю, можно объяснить тем, что югославам противостояли нелюбимые НАТО и, конкретно, США. Тут же всплыла риторика панславизма времён русско-турецких войн, и забылся тот факт, что Югославия после ВМВ была ближе к НАТО, чем к ОВД. Ну, и, конечно, сыграли свою роль единоверие и кровное родство, однако, полагаю, они не были первопричиной.Тут надо различать поддержку со стороны правительства РФ и народа. Для первого, поддержка Югославии была непризнанием возможности самоопределения, возможность хоть немного поднять свой авторитет как на международном + возможность переключить внимание народа с внутренних проблем. Поведение народа, думаю, можно объяснить тем, что югославам противостояли нелюбимые НАТО и, конкретно, США. Тут же всплыла риторика панславизма времён русско-турецких войн, и забылся тот факт, что Югославия после ВМВ была ближе к НАТО, чем к ОВД. Ну, и, конечно, сыграли свою роль единоверие и кровное родство, однако, полагаю, они не были первопричиной.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ганимед, а кто вам сказал что Россия РЕАЛЬНО кого то поддерживает?

Неужели вы верите, что все эти бравурные заявления политиков, которые льются с телеэкранов в канун выборов - выходят за пределы РФ?

Да никто в мире и не знает про то что Россия кого то там поддерживает...

Специально спрашивал знакомых живущих за границей.

Никто уже давным давно не слышал о какой либо внешней политики РФ...

Так что можете расслабится и наслаждаться шоу

Позиция России по Косово - достаточно серьезная вещь, чтобы ее так запросто называть "шоу".

 

Тут надо различать поддержку со стороны правительства РФ и народа. Для первого, поддержка Югославии была непризнанием возможности самоопределения, возможность хоть немного поднять свой авторитет как на международном + возможность переключить внимание народа с внутренних проблем. Поведение народа, думаю, можно объяснить тем, что югославам противостояли нелюбимые НАТО и, конкретно, США. Тут же всплыла риторика панславизма времён русско-турецких войн, и забылся тот факт, что Югославия после ВМВ была ближе к НАТО, чем к ОВД. Ну, и, конечно, сыграли свою роль единоверие и кровное родство, однако, полагаю, они не были первопричиной.

Только вот в Сербии Россия всем по банану, хоть НАТО на нас нападет, хоть татаро-монгольское иго. А мужики-то не знают! B)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Позиция России по Косово - достаточно серьезная вещь, чтобы ее так запросто называть "шоу".

Ну, сегодняшние мотивы, думаю, несколько иные, нежели до 1999 года. Их можно обсуждать, но не в этом форуме, т.к. это современность. А что касается тогдашней позиции, то она вовсе не была препятствием для НАТО, что подтверждается участием России в КГ, скомпроментировавшей себя навязыванием по косовской проблеме, и тем, что Россия не попыталась остановить комедию в Рамбуйе. Да и назначение Черномырдина спецпосланником явно показывало, что Россия, в принципе, не собирается серьёзно ругаться с Западом.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Ещё один интересный взгляд на омусульманивание Косово:

http://www.srpska.ru/article.php?nid=6884

http://www.srpska.ru/article.php?nid=6930

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Я все понимаю, только не понимаю, почему Россия поддерживает Сербию? В голову ничего, кроме инерции Российской Империи, не приходит. К тому же, никаких очевидных выгод Россия от этого не получит. Знаком немного с югославами - те еще "братья-славяне"...

А как на счет такой мотивации: России надо иметь не только противников во внешней политике (каковыми сейчас являются США и практически все страны Европы, ибо они обьединены в ЕС и НАТО), но и стронников (не говорю союзников, это уж слишком). На фоне того что сейчас даже ближайшие соседи (в том числе и родственные - типа Украины), тяготеют к НАТО, надо же на кого то положиться? Да и вообще - если творится несправедливость, надругательство над целым народом, почему бы и не вступиться? Вон проклятым америкосам только повод дай - сразу орут о репрессиях и нарушении демократии, если это положительно отражается на их внешнеполитических интересах.

Кроме того, отделение Косово это еще и прециндент, что для многонациональной РФ довольно опасно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах